itsmynick: (Default)
itsmynick ([personal profile] itsmynick) wrote2011-07-05 02:27 pm

И снова про образование

Точнее, его отсутствие.

Что интересно. Кругом и сплошь, и чем дальше, тем больше, как тараканы из щелей прут одиозные примеры дилетантства.

То вся прокуратура со всей мощью юриспруденции не может грамотно посадить Ходорковского, лепя умопомрачительные по идиотизму формулировки и беспомощности доказательств обвинения.

То федеральный закон в министерстве разработают, от которого на деле одно горе. А как начинают разбираться, оказывается, что закон такого рода нужный, но только всё так сложно, что сам чёрт ногу сломит, лучше ну никак не получается. Давайте, мол, так, уж лучше как-нибудь, чем никак.

Да что там закон, сайт нормальный сделать могут профессионалы, коих по пальцам перечесть. И косяки выплывают даже не в дизайне и структурировании информации, а в реализации логики. Ну то есть понятно, что рисовальщиков и кодеров нашли, а вот написать толковое ТЗ оказалось некому.

Да и вообще, попробуй найти на работу человека, который видит шире собственных ушей и дальше собственного носа – днём с огнём не сыщешь.

Глядя на окружающие цветущие проявления высоких и не очень технологий, подобные примеры вызывают неприятное чувство лёгкого недоумения. Что-то здесь не так, право. Почему в нашей стране «самых умных людей» с «самым лучшим в мире образованием» такие проблемы?

Моё мнение – в нашей стране нет, и уже много-много лет не было настоящего, качественного, общего образования. Как и почти нет образованных людей. Дипломированных – хоть греби лопатой, а образованных – нет.

У нас действительно было одно из лучших в мире высшее, но специальное образование. А между специальным образованием и общим – большая разница. Прогресс и инновации (эх, всё-таки закралось это модное слово) – они на стыке знаний, специалистам в большинстве своём не по зубам. Тут не специалисты нужны, а светлые головы. Но чтобы светлая голова была не только светлой, но и эффективной, её надо должным образом готовить, для чего, собственно, общее образование и существует. По идее, роль общего образования в нашей стране выполняла средняя школа, которая так и называлась: общеобразовательная. Но на деле, цель перед школой стояла иная – в подготовке, в первую очередь, специалистов. Это случилось не абы как, а вполне закономерно и естественно под влиянием требований времени. Вот только момент, когда пора было поворачивать оглобли от специального образования к общему, упустили, и теперь имеем то, что имеем.

Если погрузиться в историю отечественного образования, то можно увидеть, что какие-то заметные подвижки в этом направлении начались в аж XVII веке, правда, не особо успешные. В XVIII веке, благодаря начинаниям Петра I сотоварищи, уже был результат. Но в силу множества различных причин, внешних и внутренних обстоятельств выбор был сделан в пользу образования специального. Государству позарез нужны были специалисты, коих не было. И государство принялось за их подготовку.

Только при Екатерине II, женщине поистине широкого государственного ума, система образования (если зародыш образовательной системы того времени можно называть системой) стала трансформироваться в пользу качественного общего. Да и справедливости ради, время и обстоятельства позволяли сделать и подталкивали в этом направлении более, чем во время петровское. Труды оказались не бесплодны, и XIX век ознаменовался пышным цветом действительного высшего общего образования, давшего России цвет интеллигенции, которой хватило даже с учётом эмиграции и репрессий на качественный подъём технического и государственного развития нашей страны в 30-е и 40-е годы.

Однако, система образования при советской власти снова была в корне переработана в пользу профессионального. Так же, как и двести лет до, стране катастрофически не хватало специалистов самого разнообразного профиля. И для покрытия этого дефицита была разработана и внедрена действительно уникальная, замечательная, стройная и законченная образовательная система – от начальной школы до университета. Но, в первую очередь – для подготовки высококлассных специалистов. А как только подготовка преподавательского состава начала оставлять желать лучшего (по моих ощущениям, процесс деградации начался с поколения специального педагогического образования, то есть годов с 60-70-х годов, в 80-х и 90-х стал уже заметен, а ныне уж и необратим, пожалуй), специалисты стали выходить соответствующие своим учителям. Разложение проявилось не везде и сразу, началось в переферийных ВУЗов, потом докатилось до университетов, а ныне уж и ведущие отечественные высшие учебные заведения готовят чёрти знает кого. На выходе получаются и дилетанты, и неучи.

Тут, с позиции позитивного мышления, пытаясь найти ответ на вопрос «что делать?», стоит задуматься: что отличает образованного человека, от необразованного? Очевидно, разница не только в количестве и качестве знаний – совсем недавняя история и её плоды тому доказательство.

Здравый смысл подсказывает, что образованный человек в первую очередь должен быть, разумеется, человеком грамотным. Затем он должен иметь повышенную способность к принятию и передаче знаний. Далее он не должен принимать информацию без критики: конечно, авторитеты есть и будут на любом уровне, но авторитет не должен быть безусловным. И, кроме того, образованный человек должен уметь генерировать новые знания.

Для узкого (пусть и очень-очень хорошего) специального образования эти требования в совокупности излишни.

Однако, это требования только базовые, соответствие им даёт лишь фундамент для дальнейшего образования. Дальнейшее развитие должно и может быть в какой угодно плоскости – от гуманитарной до естественной. Главное, что без оного базиса выстроенное здание знание рискует не устоять или под влиянием времени, или под влиянием внешних обстоятельств. Ещё на так давно, дипломированные советские инженеры, читающие гороскопы и ставящие баночки перед телевизором с Чумаком и Кашпировским вызывали смех. Хотя вместо того чтобы смеяться, стоило задать себе вопрос: почему они это делали?

К счастью, нам в помощь, человечество уже не одну тысячу лет использует потребность в светлых головах. И ещё в античности была создана система образования, которая была перенята и доработана Средневековой, а затем и современной Европой (включая, к слову, и российскую образовательную систему XIX века).

В основе образования лежал так называемый trivium: грамматика (навык грамотности: чтения и чистописания), риторика (навык эффективной передачи информации) и диалектика (навык эффективного восприятия и обработки информации). Знания эти давались самыми первыми и назывались, как следует из их общего названия тривиальными. Затем следовал quadrivium и так далее, которые под влиянием требований времени и развития наук заметно видоизменялись в сторону усложнения и дробления, но тривиальные знания оставались всегда тривиальными и необходимыми. Что, впрочем, не противоречит здравому смыслу.

В нашей «самой лучшей системе образования» риторике и диалектике места не нашлось, за исключением нескольких гуманитарных специальностей, да и то не столько в качестве базы, сколько в качестве специальных знаний. А преподавание грамматики хромает. Сейчас, вроде, додумались включить риторику в школьную программу, но поскольку составлением школьных программ занимаются отечественные специалисты, что из этого выйдет – вопрос.

Результат, как говорится, на лицо. Безграмотность ныне не порок. Ну, читать-то, слава Богу все умеют, но писать без ошибок нынче допускается, даже возникли апологеты безграмотности, дескать, язык живой, не зачем его загонять в рамки. Вот интересно, они сами понимают, что своей аргументацией подменяют понятия? Ведь грамотность – это не только умение безошибочного письма, это ещё ключ к пониманию написанного и способности воспринимать сложные понятия. Об этом мало кто задумывается, когда воспитывает детей, а зря.

Умения же говорить и спорить – умения редкие. Умение работать с информацией – редчайшее. На то есть простые примеры. Ну, просто вспомните, как выражают своё мнение ваше образованное окружение. «Это самое». «Ну, как бы это сказать». Да? А если мы спорим, то спор более напоминает свару (порой даже вежливую, но суть разговора от этого не меняется), нежели совместную работу над передаваемой друг другу информацией. Хорошо ещё, если хоть один спорщик сможет донести свою мысль, не уйдя в сторону под напором нападок оппонента. С критическим же осмыслением и обработкой информационного потока того хуже, по моим наблюдениям, народ больше занят поиском подходящих для себя авторитетов (от буддистского ламы до Навального), чем работой собственного ума. А если мы не можем сделать таких, в сущности, элементарных вещей, что уж говорить про кругозор и решение сложных проблем.

Так что на вопрос «что делать?» - есть простой ответ. Нет вот только ответа на вопрос «как это сделать?» Не имея ясного ответа, предлагаю всем людям, считающим себя образованными, начать с себя. А там, глядишь, риторические и диалектические навыки подскажут практические методы их более широкого распространения. Умных голов у нас всё ещё много, достаточно сделать их светлыми.